Vinaora Nivo Slider Vinaora Nivo Slider Vinaora Nivo Slider Vinaora Nivo Slider Vinaora Nivo Slider

Приангарье, рельсы и Ванкор

Когда промышленные предприятия региона производят продукцию под заказ компаний, ориентированных на экспорт, выстраивается некая эшелонированная цепочка, которая позволяет диверсифицировать экономику даже самого монопрофильного региона.

В новых экономических условиях Красноярскому краю за счет схемы государственно-частного партнерства удалось реанимировать заброшенные 30 лет назад глобальные производства. Одновременно с этим в регионе готовятся к старту новые масштабные проекты, а также целый ряд более мелких — в смежных отраслях. Такая политика, наряду с серьезной государственной поддержкой среднего и малого предпринимательства, позволит оградить экономику края от сырьевой зависимости и привлечь значительные средства для дальнейшего развития региона. Обо всех особенностях «новой» экономической политики в Красноярске «Эксперту-Сибирь» рассказывает заместитель губернатора края — руководитель департамента планирования и экономического развития администрации Красноярского края Эдхам Акбулатов.

Эффекты монозависимости

— Эдхам Шукриевич, объединенный Красноярский край к 2010 году должен пройти период новой индустриализации и превратиться в главный полюс экономической активности на востоке России. Край — пионер в Сибири по применению схемы государственно-частного партнерства. В чем секрет успеха?

— Нельзя сказать, что в последнее время в крае вдруг открылись какие-то скрытые резервы. Красноярский край всегда обладал большими возможностями. Последние 50 лет в регионе шла глобальная индустриализация, реализовывался целый ряд проектов в цветной металлургии, тесно увязанных с созданием смежных производств. Я имею в виду Ачинский глиноземный комбинат, Красноярский алюминиевый завод, Красноярскую ГЭС. Комплекс в свое время должен был быть дополнен Красноярским металлургическим заводом, но строительство так и не было завершено. На юге края (тогда в него входила и Хакасия) — Саяно-Шушенская ГЭС, Саянский алюминиевый завод, Абаканвагонмаш, Минусинский электрокомплекс, то есть целая группа предприятий, создававшихся в семидесятые годы. К их числу также можно отнести и Нижнее Приангарье, первые схемы освоения которого присутствовали еще в плане ГОЭЛРО. И вот сейчас, в совершенно новых экономических условиях нам удалось вернуться к этим проектам, уже с учетом того, что значительная часть ресурсов должна быть вложена со стороны бизнеса, а какая-то доля — со стороны государства для стимулирования частных вложений.

 

Поэтому секрет успеха заключается в том, что богатый минерально-сырьевой комплекс Красноярского края, который был исследован ранее, адаптирован к требованиям сегодняшнего дня. И в нынешних условиях, когда появились механизмы участия государства в реализации крупных проектов через развитие инфраструктуры, стало возможным возвращение к ним. Точно так же, как и Ванкорское месторождение. Эта территория разведана достаточно давно, планы разработки нефтяных месторождений заложены более 30 лет назад. Сейчас, при благоприятной конъюнктуре мировых цен на нефть, в условиях, когда государство в лице крупной компании «Роснефть» способно реализовывать крупные инвестпроекты, когда возникла реальная потребность в связи с истощением месторождений Западной Сибири наполнять трубопроводную систему восточной нефтью, Ванкорский узел получил качественно новое развитие. Поэтому все секреты успеха носят объективный характер, и задача Совета администрации Красноярского края — максимально способствовать их реализации.

А если говорить конкретно о проектах, реализующихся по технологии государственно-частного партнерства, то, кроме развития Нижнего Приангарья, это строительство железной дороги Кызыл–Курагино, которое буквально месяц назад было рассмотрено и одобрено на правительственной комиссии. Поскольку значительная часть ветки проходит по территории Красноярского края, Совет администрации выступал с активной позицией по учету определенных особенностей этой территории. В частности, трасса была откорректирована с расчетом на перспективу освоения железорудных месторождений.

Проект «Ванкорский» в определенном смысле тоже можно считать государственно-частным. Все-таки «Роснефть» — национальная компания, и решения были приняты руководящими органами, куда входят представители государства.

— Экономика Красноярского края, ее экспорт сильно зависимы от цветной металлургии. Вы не боитесь однажды оказаться заложником цен на сырьевые ресурсы?

— Безусловно, говорить о том, что Красноярский край может развиваться без освоения сырьевых ресурсов, по меньшей мере, несерьезно. Это наше богатство, наше конкурентное преимущество, и необходимо эффективно им воспользоваться.

Да, сегодня существует ситуация, когда 70 процентов промышленного производства — это цветная металлургия, и она в значительной степени зависит от ценовой конъюнктуры. Для нас это очень болезненно и рискованно в том смысле, что при планировании долгосрочных программ существует высокая степень неопределенности. При запуске крупных проектов, например, в социальной сфере, в развитии транспортной инфраструктуры, мы можем столкнуться с тем, что в результате колебаний цен в определенные периоды времени, как это уже случалось неоднократно, возникнет недостаток ресурсов. В результате график реализации растягивается, что негативно сказывается на эффективности.

Поэтому для нас этот вопрос очень серьезный. И сегодня, когда речь идет об освоении нефтяных ресурсов края, мы рассматриваем его в том числе и с той точки зрения, что таким образом удастся избавиться от зависимости экономики только от одного доминирующего вида продукции. Хотя, конечно, добыча сырой нефти — тоже только начальная стадия соответствующих производств. Месторождения содержат достаточно большой объем попутного газа, на территории края имеются и газовые месторождения. Поэтому в настоящее время цепочка выглядит следующим образом: создание производств для добычи сырой нефти и газа, создание соответствующей трубопроводной инфраструктуры для поставки сырья на внешние по отношению к краю рынки. И следующий этап — это создание газоперерабатывающих производств с учетом специфики газовых месторождений Красноярского края, которые, помимо всего прочего, содержат такой уникальный газ, как гелий.

Если говорить о монозависимости и о том, боимся ли мы ее, то, безусловно, это слабое место Красноярского края, и наша задача заключается в диверсификации экономики. Если откровенно, то диверсификация должна проходить и дальше по нашим планам. Машиностроительные предприятия и иные обрабатывающие производства должны оказывать больше и больше услуг и производить продукцию для предприятий, ориентированных на экспорт. Тогда выстраивается некая эшелонированная цепочка: экспортеры формируют заказы для предприятий, работающих на территории края в других смежных отраслях. Это позволяет развивать экономику края в целом. Мы считаем, что в диверсификации есть большой резерв: как минимум 50 процентов роста экономики края. Поскольку один рубль, заработанный предприятием-экспортером, формирует сопоставимый заказ для предприятий, которые могут работать на обслуживание этих производств. Как, например, произошло с предприятиями алюминиевого комплекса. Сейчас на территории края действует сервис-центр РУСАЛа, ориентированный на освоение нового оборудования для алюминиевых производств и сервисные услуги по обслуживанию предприятий алюминиевой промышленности. И он работает не только на красноярские предприятия, но и на аналогичные компании, расположенные в Иркутской области и других регионах Сибири. Таким образом, это отдельное новое производство, которое, оттолкнувшись от заказов Красноярского края, вышло на другой рынок, не замыкаясь в масштабах региона. Если этот процесс будет продолжаться, то можно ожидать дальнейшего расширения рынков и появления дополнительных производств.

Если говорить о нашей зависимости от такого природного ресурса, как лес, который мы не можем игнорировать, то здесь задача заключается в том, чтобы с учетом расстояний до рынков сбыта сделать экономически целесообразным и эффективным производство продукции лесного комплекса. Это возможно только в условиях глубокой переработки древесины. Создание таких условий позволяет говорить о том, что продукция предприятий-производителей в этом секторе может выйти на широкий рынок, когда и пиломатериал, и товар, выпускаемый из отходов, и какая-то часть круглого леса в комплексе будут рентабельными. В этой связи все тот же проект развития Нижнего Приангарья содержит в себе планы по строительству двух целлюлозных производств — одного непосредственно в зоне Нижнего Приангарья, другого — в соседней.